Экологический аспект Воронеж 2007



страница1/10
Дата20.12.2017
Размер2.68 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10





Лебедев В.А., Прохоров С.Г.

Концептуальные и методологические коэволюционные

основания государственной антикоррупционной политики в Российской Федерации

(экологический аспект)

Воронеж

2007

Лебедев Владимир Анатольевич, Прохоров Сергей Григорьевич «Концептуальные и методологические коэволюционные основания государственной антикоррупционной политики в Российской Федерации (экологический аспект)»

Работа посвящена разработке нового – коэволюционного взгляда на явление экологической коррупции должностных лиц органов государственной и муниципальной власти РФ. Приводятся первоочередные задачи государственной экологической антикоррупционной политики в Российской Федерации.

© Лебедев В.А., Прохоров С.Г.

«Лаборатория исследования Всеначальной энергии», г. Воронеж и Воронежское общественное учреждение «Общественный институт глобального синтеза»

Содержание стр.
Введение 5

I. Предложения по развитию концептуальных и методологических коэволюцион-

ных оснований государственной антикоррупционной политики в Российской

Федерации (экологический аспект) 7

I.1. Современное состояние государственной экологической антикоррупционной

политики 7

I.2. Предложения по развитию концептуальных и методологических коэволюци-

онных оснований государственной экологической антикоррупционной полити-

ки в Российской Федерации. Общие положения 8

I.2.1. Органы государственной и муниципальной власти – элементы системы

коэволюционного управления развитием социоприродной среды России 8

I.2.2. Новый подход к пониманию коррупции, включая экологическую 9

I.3. Полиресурсное обеспечение процессов управления развитием социоприрод-

ной среды 11

I.4. Национальная идея коэволюционного развития России 11

I.5. Высшие цели управления и угрозы управлению коэволюционным развитием

социоприродной среды России 12

I.6. Главные виды экологической коррупции в России 12

I.7. Новое расширительное определение экологической коррупции в России 15

I.8. Признаки экологической коррупции в России 16

I.9. Некоторый опыт работы 16

I.10. Общие соображения 17


II. Перспективный план работ регионального отделения по Воронежской области

«Общественной комиссии по борьбе с коррупцией» по выявлению признаков эко-

логической коррупции 18

II.1. Перспективный план работ по выявлению признаков экологической корруп-

ции в деятельности служб государственного мониторинга социоприродной среды 18

II.2. Перспективный план работ по выявлению признаков экологической корруп-

ции в деятельности служб государственного контроля социоприродной среды 19

II.3. Перспективный план работ по выявлению признаков экологической

коррупции в деятельности по обеспечению благоприятной окружающей среды и

экологической безопасности населения, природных и природно-антропогенных

объектов г. Воронежа и Воронежской области 20

II.4. Перспективный план работ по выявлению признаков экологической корруп-

ции в деятельности по нормативному и научно-методическому обеспечению госу-

дарственного мониторинга и контроля социоприродной среды 22

II.5. Перспективный план работ по выявлению признаков экологической корруп-

ции в деятельности по предотвращению причинения вреда окружающей среде 23

II.6. Перспективный план работ по выявлению признаков экологической корруп-

ции деятельности по восстановлению окружающей социоприродной среды и

возобновлению природных ресурсов 24
III. Предварительные результаты анализа признаков экологической коррупции в

деятельности руководства федеральных и региональных органов государственной

исполнительной и законодательной власти, а также руководства фундаментальной

российской науки по обеспечению выполнения ст. 42 Конституции РФ 25

III.1. Анализ признаков экологической коррупции в деятельности руководства

федеральных и региональных органов государственной исполнительной власти 25

III.1.1. Содержание запроса на прогноз благоприятности и экологического

состояния окружающей среды 25

III.1.2. Анализ ответов и поиск признаков экологической коррупции в деятель-

ности руководства федеральных и региональных органов государственной

исполнительной власти 25

III.1.2.1. Признаки экологической коррупции в деятельности федеральных и ре-

гиональных органов государственной власти по результатам анализа их ответов

по прогнозам благоприятности и экологического состояния окружающей среды 26

III.1.2.2. Схема безответственности и бессилия государственного экологичес-

кого и государственного социально-гигиенического мониторингов России 49

III.1.3. Выводы по разделу III.1 51

III.2. Анализ признаков экологической коррупции в деятельности руководства фун-

даментальной российской науки и образования 52

III.2.1. Признаки экологической коррупции в деятельности руководства российской

фундаментальной науки и образования по результатам анализа их ответов по состоя-

нию концептуального и научно-методического обеспечения ст. 42 Конституции РФ 52

III.2.2. Выводы по разделу III.2 55

III.3. Анализ деятельности органов федеральной и региональной законодательной

власти по правовому обеспечению ст. 42 Конституции РФ 55

III.3.1. Анализ ответов федеральных и региональных органов законодательной влас-

ти РФ по состоянию нормативно-правового обеспечения ст. 42 Конституции РФ 56

III.3.2. Выводы по разделу III.3 57

III.4. Общие выводы по разделу III 57

IV. Копии писем-запросов и ответов руководителей федеральных и региональных

органов государственной исполнительной и законодательной власти, а также

руководителей научных подразделений РАН и РАМН 58

IV. 1. Содержание стандартного запроса на прогноз благоприятности и прогноз

экологического состояния окружающей среды 58

IV.2. Содержание запроса по состояние концептуального и научно-методического

обеспечения выполнения требований ст. 42 Конституции РФ 59

IV.2.1. Содержание «стандартного» запроса руководителям научных органи-

аций (кроме Медико-генетического центра РАМН) 59

IV.2.2. Содержание «нестандартного» запроса руководителю Медико-генети-

ческого центра РАМН 61

IV.3. Содержание «стандартного» запроса по состоянию нормативно-правового

обеспечения выполнения требований ст. 42 Конституции РФ 62

IV.4. Ответы на запросы по прогнозу благоприятности и прогнозу экологичес-

кого состояния окружающей среды, а также состоянию концептуального,

научно-методического и нормативно-правового обеспечения выполнения ст. 42

Конституции РФ 63

IV.4.1. Ответы федеральных и региональных органов власти на запросы по прог-

нозу благоприятности и прогнозу экологического состояния окружающей среды 63

IV.4.2. Ответы руководства российской фундаментальной науки и образования

на запросы по состоянию концептуального и научно-методологического обес-

печения ст. 42 Конституции РФ 87

IV.4.3. Ответы федеральных и региональных органов законодательной власти

РФ по состоянию нормативно-правового обеспечения ст. 42 Конституции РФ 90

V. Копия письма Председателю Правительства РФ Зубкову В.А. 91

VI. Краткие сведения об авторах 94
Введение

Среди разных статей Конституции РФ, пожалуй, наиболее главной является ее 42 статья, гарантирующая право каждого «на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии».

Вся природоохранная деятельность, включая государственный экологический мониторинг и государственный экологический контроль, а также государственный социально-гигиенический мониторинг, направлены на обеспечение состояния «благоприятной окружающей среды».

Согласно ГОСТ P ИСО 14001-98 «Системы управления окружающей средой» «окружающая среда (environment) - внешняя среда, в которой функционирует организация, включая воздух, воду, землю, природные ресурсы, флору, фауну, человека и их взаимодействие». В таком определении окружающая среда изначально является средой социоприродной, включающей в себя наряду с экологической составляющей социальную компоненту. Поскольку экологическая и социальная составляющие социоприродной среды едины, неблагоприятная социальная среда жизни общества принципиально не позволяет достичь состояния «благоприятной природной среды» при любом, даже неограниченном, уровне финансирования природоохранных мероприятий. И наоборот, неблагоприятная природная среда не позволяет реализовать благоприятную социальную среду жизни человека и общества при любом уровне финансовых затрат на рост качества последней. Деградация генофонда населения и деградация генофонда Царств природы, деградация социальной и природной среды взаимообусловлены.

В науке социальная и природная среды рассматриваются как существующие независимо и изолированно друг от друга. При этом управление социальной и природной средой России осуществляется органами государственной и муниципальной власти в условиях полного незнания ими целей, принципов и законов природного (естественного) развития единой социоприродной среды, т.е. волюнтаристически. В этих условиях рассчитывать на остановку продолжающейся деградации сознания и генофонда населения и генофонда природы не приходится. Нельзя управлять развитием общества и природы, не зная целей, принципов и законов их совместной эволюции, называемой иначе коэволюцией или коэволюционым развитием человека, природы и общества. Тотальный волюнтаризм в принятии управленческих решений в области развития социоприродной среды, проявляемый сегодня всеми ветвями власти и слоями населения, включая волюнтаризм научный, является концептуальным основанием гибели России и человечества.

«Благоприятная окружающая среда» – это такое состояние социоприродной среды России, которое создает необходимые условия для реализации страной высших целей (приоритетов) ее коэволюционного развития – национальной идеи коэволюционного развития страны, идеи роста полноты жизни общества и разных Царств природы страны, идеи коэволюционного развития сознания и генофонда населения, а также идеи коэволюционного развития генофонда различных Царств природы страны. Такая принципиально новая «динамичная» трактовка понятия «благоприятная окружающая среда» с позиции принципов коэволюционного развития отличается от традиционных чисто «экологических» представлений о такой среде как свободной от физических, химических и бактериологических загрязнений - представлений «статичных» и неэволюционных, а потому явно не адекватных действительности.

Основным препятствием реализации целей коэволюционного развития России является тотальное незнание целей, принципов и законов коэволюционного развития человека, природы и общества, а также тотальное неисполнение должностными лицами органов государственной и муниципальной власти, включая руководителей высших органов исполнительной и законодательной власти РФ, своих прямых функциональных обязанностей и требований иных нормативных руководящих документов, тотальное стремление руководителей государственных и муниципальных учреждений, участвующих в «написании» функциональных обязанностей и иных руководящих нормативных документов, к облегчению своей дальнейшей служебной деятельности через незаконное ослабление нормативных требований таких документов, тотальное стремление руководителей и иных должностных лиц органов государственной и муниципальной власти избежать ответственности за реализацию «трудных» направлений своей деятельности, а также ответственности за конечную эффективность и конечные результаты своей деятельности.

Все это приводит к резкому нарушению баланса государственных (общественных) и частных интересов в сторону приоритета последних и, как следствие, к дальнейшему разрушению системы государственного управления социоприродной средой России и дальнейшей потере страной качества управляемости.

Указанные деяния должностных лиц органов государственной и муниципальной власти (за исключением незнания принципов и законов коэволюционного развития) попадают под страсбургское расширительное определение коррупции, согласно которому «коррупция – это «подкуп» (взятка), а равно любое иное поведение в отношении лиц, наделенных полномочиями в государственном… секторе, которое нарушает обязанности, вытекающие из этого статуса должностного лица… и имеет целью получение каких бы то ни было ненадлежащих преимуществ для себя или иных лиц».

В настоящее время падение управляемости Россией достигло такого критического уровня, при котором вероятность распада государства составляет 0.94 на пятилетнюю перспективу. Вот почему задача быстрейшего восстановления управляемости Россией является первоочередной, требующей скорейшего решения. Ее эффективное решения есть вопрос жизни или смерти не только России, но и всего человечества. Соответственно под коррупцией на нынешнем этапе развития России следует, в первую очередь, понимать осознанную и преднамеренную либо неосознанную и непреднамеренную деятельность должностных лиц органов федеральной, региональной и муниципальной власти, противодействующую быстрейшему восстановлению государственной управляемости Россией.

Данная работа посвящена разработке нового – коэволюционного взгляда на явление коррупции в России, увязанное с реализацией высших приоритетов коэволюционного развития страны.

В работе обосновывается вывод об отсутствии в России концептуального, научно-методического, правового и технического обеспечения выполнения требований ст. 42 Конституции РФ и, стало быть, невыполнение этой статьи Конституции РФ, а также вывод об иллюзорности существования в России государственного экологического и государственного социально-гигиенического мониторингов окружающей среды.

Показано, что основная доля коррупционной нагрузки в Российской Федерации - около 90% приходится на деятельность Правительства РФ.
I. Предложения по развитию концептуальных и методологических коэволюционных оснований государственной антикоррупционной политики в Российской Федерации (экологический аспект)

I.1. Характеристика состояния научно-методического и нормативно-правового обеспечения выполнения требований ст. 42 Конституции РФ

I.1.1. Результаты исследований Воронежского общественного учреждения (ВРОУ) «Общественный институт глобального синтеза» показали, что в настоящее время у руководителей разных ветвей государственной власти России, а также у руководства российской фундаментальной науки нет целостного взгляда на коэволюционное развитие России, увязанного с реализацией высших приоритетов развития страны:



  • идеи коэволюционного развития России;

  • идеи коэволюционного развития генофонда и сознания населения, включая генофонд разных Царств природы;

  • идеи достижения полноты жизни человека и населения;

  • идеи достижения и удержания на заданном уровне состояния благоприятности окружающей социоприродной среды.

Перечисленное, по нашему мнению, создает необходимые предпосылки для коэволюционного развития страны и достижения страной высших целей (приоритетов) своего развития.

Следствием отсутствия упомянутого выше целостного взгляда является отсутствие концептуального, научно-методического, правового и технического обеспечения практического выполнения требований ст. 42 Конституции РФ в части права каждого на благоприятную окружающую среду и достоверную информацию о ее состоянии, а также отсутствие у всех ветвей государственной власти и руководства российской науки сущностного коэволюционного понимания, что есть «благоприятная окружающая среда» и осознания исключительной важности достижения такого состояния для перехода от существующего к коэволюционному пути развития страны, ведущего к достижению высших целей ее развития.

I.1.2. В нормативно-правовых документах по охране окружающей среды вместо единого показателя «Благоприятная окружающая социоприродная среда России», являющегося показателем качества высшего уровня, используются многочисленные (числом более 1500) частные показатели качества предельно низкого уровня в виде предельно допустимых концентраций физического, химического и биологического загрязнения окружающей среды. Однако реально на практике вместо 1500 параметров оценивают не более 1-2% от их общего числа (20-30 параметров), что позволяет сделать очевидный вывод об отсутствии в России как таковых государственного экологического и государственного социально-гигиенического мониторингов.

I.1.3. Ввиду значительного (более чем десятикратного за последние 10-15 лет) сокращения затрат государства на функционирование «Единой государственной системы мониторинга окружающей среды» сам факт существования такой системы в России стал скорее мифом, нежели реальностью. Поэтому жители России не имеют возможности не только получить оценку степени благоприятности окружающей среды, но и даже достоверную полную оценку ее текущего, и, тем более, прогнозного состояния хотя бы по частным показателям низшего уровня.

I.1.4. Отсутствие в стране реального экологического мониторинга и реального экологического контроля, и, главное, потеря руководством страны управляемости социальными и природными процессами давно привели к устойчивой деградации генофонда и сознания населения России, а также устойчивой деградации природной среды России и ее генофонда. Однако в функциональных обязанностях всех органов власти – начиная с Правительства РФ и кончая органом муниципального самоуправления сельского поселения, отсутствует даже в малейшей степени ответственность за конечный результат их деятельности – достижение состояния «благоприятной окружающей среды», как того требует ст. 42 Конституции РФ. Деградация генофонда России «идет полным ходом», но никто за это не несет никакой ответственности.

Согласно нашему представлению, являющемуся новым коэволюционным взглядом на экологическую коррупцию органов государственной власти и местного самоуправления (см. разделы I.6 и I.8), перечисленные факторы наряду с тотальным неисполнением должностными лицами своих функциональных обязанностей несут на себе основную часть коррупционной нагрузки в Российской Федерации.

I.1.5. Заранее зная изложенное выше, мы решили «сыграть» с органами федеральной и региональной государственной власти в «игру», которая бы высветила и реальное отсутствие государственного экологического и социально-гигиенического мониторингов окружающей социоприродной среды, и невыполнение ст. 42 Конституции РФ, и отсутствие в стране необходимого концептуального, научно-методического, правового и технического обеспечения выполнения требования ст. 42 Конституции РФ.

Суть упомянутой игры состояла в следующем. Для реализации очередного, III этапа Программы «Развитие мониторинга генофонда и полноты жизни социоприродной среды Донского региона Воронежской области» (шифр «Донской караван Жизни»), предусматривавшего сплав судов по р. Дон с автомобильным сопровождением на участке г. Павловск – х. Рубеж Богучарского района Воронежской области, мы попросили федеральные и региональные органы государственного управления в сфере защиты окружающей среды сообщить нам в соответствии с требованиями ст. 42 Конституции РФ прогноз благоприятности окружающей среды, а также прогноз состояния окружающей среды на указанном участке в период 12-17 сентября 2007 г. (см. разделы III и IV) с «тайной надеждой» получить хотя бы в самой малой степени данные прогнозного характера. Мы сознательно ограничились получением именно прогнозных данных, поскольку составление любого прогноза изменения социальной или природной среды требует наличия модели развития социоприродной среды России, что является «ахиллесовой пятой» современной науки и существующего научно-методического и нормативно-правового обеспечений требований ст. 42 Конституции РФ.

Результаты этой «игры», убедительно подтвердившей наши опасения об отсутствии концептуально, научно-методического, правового и технического обеспечения требований ст. 42 Конституции РФ, а также опасения о мифичности существования в России государственного экологического и государственного социально-гигиенического мониторингов, содержатся в ответах органов федеральной и региональной исполнительной и законодательной власти РФ и Субъектов РФ, а также в ответах руководителей фундаментальной российской науки (см. раздел IV).

I.1.6. Предварительный системный анализ ответов вышеупомянутых органов государственной власти, а также руководства фундаментальной российской науки на предмет поиска признаков экологической коррупции содержится в разделе III.


I.2 Предложения по развитию концептуальных и методологических коэволюционных оснований государственной экологической антикоррупционной политики в Российской Федерации. Общие положения

I.2.1. Органы государственной и муниципальной власти – элементы системы коэволюционного управления развитием социоприродной среды России

I.2.1.1. Государственное и муниципальное административное управление социоприродной средой должно быть коэволюционным1, не нарушающим законы естественной (природной) эволюции этой среды.

Природа есть надсистема человечества. Человек – лишь часть природы, и наряду с ней он также является субъектом управления социоприродной средой. По мере развития науки и производительных сил возрастает воздействие социума на протекание социоприродных процессов.

Принципиальной ошибкой является неучет либо недостаточный учет принципов и законов естественной (природной) эволюции социоприродной среды, неучет интересов природы как равноправного участника и главного субъекта управления социоприродной средой.

I.2.1.2. Наука России обязана обеспечить общество и все ветви власти России системой знаний о принципах и законах коэволюционного развития социоприродной среды.

I.2.1.3. Обществу, законодательной и исполнительной государственной и муниципальной власти, включая Правительство РФ, жизненно необходимо знать и методологически правильно применять на практике познанные наукой принципы и законы естественной (природной) эволюции человека, природы и общества. Тотальный волюнтаризм в принятии управленческих решений в области развития социоприродной среды, проявляемый сегодня всеми ветвями власти и слоями населения, включая волюнтаризм научный, является концептуальным основанием гибели России и человечества.

I.2.1.4. Органы всех ветвей государственной и муниципальной власти РФ, включая Правительство РФ, должны образовывать единую систему государственного управления коэволюционным развитием социоприродной среды России.

От эффективности работы такой системы управления напрямую зависит и полнота жизни страны, и благополучие всех ее граждан.

I.2.1.5. Неблагоприятное состояние и продолжающаяся деградация социоприродной среды России и связанная с этим нереализация многих конституционных прав граждан России, в том числе и права каждого на благоприятную окружающую среду и получение достоверной информации о ее состоянии (см. ст. 42 Конституции РФ), в полном объеме обусловлены неудовлетворительной работой системы государственного и муниципального управления развитием этой среды и ее частей.

В настоящее время никто не может выступить движущей силой в решении общегосударственных задач в области управления социоприродной средой России. Основой такого утверждения служит анализ результатов научных достижений и перспективного планирований исследований российской и мировой науки в области управления социоприродной средой (см. хотя бы План перспективных исследований РАН).

I.2.1.6. Общественные организации, способные активно влиять на улучшение качества социоприродной среды России, не имеют необходимого научного, правового, материально-технического и финансового обеспечения их управленческой деятельности и, при боязни органов государственной и муниципальной власти публично высветить неэффективность своего управления, отторгаются этой властью от реального участия в процессах управления социоприродной средой.


Каталог: Korrup


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©geo.ekonoom.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница